ВЕДИ ЗА СКОТИНОЙ УХОД – БУДЕШЬ ИМЕТЬ ДОХОД

0
768

Напомнил наш собеседник- животновод казахскую поговорку

Оналбаев Сагынай ага, потомственный животновод, недавно в день работников сельского хозяйства в Талдыкоргане получил от руководства области шикарный подарок. За свои многолетние труды он поощрен новеньким колесным трактором «Беларусь». Это послужило поводом напроситься к нему на дальний отгон. Посмотреть так сказать, его рабочее место, рассказать о жизненном пути.

Сагынай ага не отказал и в один из промозглых декабрьских дней мы вместе с его младшим сыном Жарасом, оказались на его фазенде, примерно в 50 -60 км от от Алматы.

Немного истории. Эти земли, что территориально ближе к селу Караой, раньше принадлежали Алматинскому винсовхозу возглавляемому легендарным директором, Героем Социалистического труда Мухаметжаном Туймебаевым (ныне село его имени, Ащибулакского сельского округа).

Сагынай по молодости пас овец на этих полях, затем поступил в зооветеринарный институт на факультет ветеринарии животных. После окончания ВУЗа два года отработал старшим ветврачом на МТФ (молочно-товарная ферма) – винсовхоза. Следующий этап биографии молодого специалиста – направление в Панфиловский район, колхоз имени Кирова. Там проработал Сагынай 21 год.

В начале 2000 годов, когда уже подросли дети, с супругой Алмой решили перебираться в Алматы. Чтобы быть рядом с детьми поступившие в ВУЗ.

В городе, Сагыный с семьей прожил десять лет, пока учились дети, (в семье трое парней), получили высшее образование, нашли работу. 1999 году, еще находясь в Алматы, взял в аренду нынешние земельные угодья в Илийском районе, чтобы в последствии серьезно заняться животноводством. Потом опять на семейном совете родители решили вернулся в пригород, село Бесагаш Талгарского района.

Начинали с десятка овец, помня мудрую казахскую поговорку: «Мал өсірсең қой өсір, Өнімі оның көл-көсір». (Разводите овец будете постоянно сыты). Потом коров подкупили, лошадей начали разводить. Так поголовье росло из года в год. Полученную прибыль опять пускали в оборот. Построили откормочную площадку, конюшню, бокс для техники, общежитие для рабочих, водонапорную скважину, склад для грубых кормов. Дальнейших планов много по увеличению поголовья много, вот и новая техника кстати. Раньше приходилось ее в основном арендовать.

В отношении развития сельского хозяйства Сагынай ага считает так: «Мы уже пожилые фермеры, как говорится, укрепились, пустили корни, имеем, поголовье, рынки сбыта, репутацию. А вот молодым сложнее. Они, может, и хотели бы, но боятся. Не разориться бы, возьму кредит – верну ли? Надо поднять престиж профессии животновода, помочь молодым. Государству надо построить дом, пробурить скважину для воды, подвести линии электропередач, где нет их, дать субсидии на закупку кормов, скота, создание инфраструктуры и т. д. Потом на года два, а лучше три, освободить от всех видов налогов. А когда молодой фермер станет на ноги тогда он спокойно сможет платить по обязательствам. Это просто мое личное мнение. Там, в министер-ствах сидят, конечно, не глупые люди, что-то делают, решают, помогают селу.

Но проблемы еще есть. Мы же видим, что у нас еще много свободной, не используемой земли. Нет воды, нет электричества, нет базы. А сколько можно было бы получать дополнительной животноводческой продукции с этих пустующих земель! Сегодня вот вы все жалуетесь, что мясо дорожает, а это от его нехватки и наличия посреднической цепи».

Про Сагынай ага можно было бы еще рассказывать часами, но увы, рамки публикации не позволяют. Поэтому в новом году, весною, мы договорились встретиться еще раз и продолжить начатую тему. Заинтригуем. Именно благодаря Сагынаю ага возродили в этих краях древнюю казахскую традицию… Какую? Подождите до весны. Расскажем.

Рамазан ЕЛЕШЕВ

 

На снимке автор: Сагынай ага потомственный животновод, фермер на свою фазенду приезжает часто. Правда, на «железном коне» ведомым его младшим сыном Жарасом.

И даже в свои без малого 70 лет Сагынай ага не может сидеть без дела. Возьмет лопату, чтобы почисть выпавший снег у баньки, тропинку к общежитию. А иногда тянет его на лошадь, на которую он легко, без чьей то помощи, взбирается и может проскакать, как в далекой молодости по бескрайней  родной степи.